Grave New World

G

Вот как будет.

В один прекрасный день нейробиологи проведут конференцию, в ходе которой представят миру доказательства вредоносных последствий от начала половой жизни. На слайдах покажут, как гипофиз вырабатывает бета-липотрофин, из которого в дальнейшем образуются эндорфины.
Учёные объявят, что всё это время мы излишне переоценивали свойства эндорфинов, ошибочно называемых также “гормонами счастья”. Если отказаться от искусственной стимуляции выработки последних, то бета-липотрофин образует гормон, о котором мы раньше никогда не слышали.
Он значительно улучшает память и интеллектуальные способности людей.
– Мы назвали его вирджинитасин, – скажет самый лысый и неухоженный из выступающих учёных.
Он похвастается тем, что именно он доказал, будто секс является главной причиной смены курса работы бета-липотрофина. Его харизматичный коллега скажет так:
– Если говорить простыми словами, то первый секс активирует в человеческом мозге механизмы, лишающие нас ускоренного развития интеллектуальных способностей.
Он грустно наклонит голову и добавит, что в отличие от некоторых своих коллег не так хорошо разбирается в данной логической последовательности.

Через неделю подключатся социологи. Они отметят, что взяли максимально широкую выборку из школ на четырёх континентах и провели анонимный тест, состоящий из одиннадцати вопросов – десяти логических и одного биографического. Он прозвучит так: “В каком возрасте вы начали вести половую жизнь?”. Ниже будет добавлено: “В случае отсутствия сексуального опыта оставьте прочерк”.
Вот что скажут социологи:
– Результаты теста не только выявили определённую безошибочную корреляцию, но и показали, что люди, не имевшие сексуального опыта, справились с тестом гораздо лучше.
Социологи добавят в свой доклад множество цифр, так что их исследование будет куда более убедительным, чем изначальные слова нейробиологов.

Конечно, вмешаются журналисты. Каждое уважающее себя издание непременно напишет статью со своим взглядом на происходящее. Подключатся блоггеры и даже те, кто не так уж и часто делятся своим мнением в интернете.
Общее количество аналитики в сети, конечно, не увеличится, но одна и та же тема на протяжении многих дней будет обсуждаться сильнее, чем всё остальное.
В понедельник военный конфликт, погубивший тысячи жизней, окончится мирным договором. Во вторник умрёт от передозировки наркотиками знаменитая певица. В среду один из технологических гигантов представит новую модель смартфона с ультратонким корпусом и тремя новыми видами чехлов. В четверг выйдет новый блокбастер про спасение планеты. В пятницу одна из сторон конфликта нарушит условия мирного договора, и вновь разгорятся военные действия.
Ни одной из этих новостей не будет уделено должное внимание. Все будут думать и писать только про секс и его последствия.
Даже в субботу.
Даже в воскресенье.
И всю следующую неделю.

В одной технологической компании, офис которой занимает целый этаж громадного бизнес-центра случится одно из множества вполне стандартных для нового мира событий.
Их директор – высокий, подтянутый денди с первой проседью в волосах – подойдёт к штатному работнику – сутулому, обрюзгшему мужчине в вечно нестираном свитере – и положит ему руку на плечо. Вот что он скажет:
– В последнее время дела компании идут не слишком хорошо. В какой-то момент мы повернули не туда и наступили на все возможные грабли. Больше ошибки допускать нельзя. Настало время правильных решений.
Все работники офиса обступят грязный, с жирными пятнами, рабочий стол своего неопрятного коллеги как раз к тому моменту, когда их босс огласит своё правильное решение:
– Я хотел бы предложить тебе своё место. Место директора компании. Я же буду твоим советником, если ты своим решением не откажешься от этого.
Девушка с рыжими волосами крикнет:
– Мы все понимаем, что ты умнее нас.
Толпа закивает. Один парень, у которого вскоре начнётся депрессия из-за того, что его девушка согласилась на начало половой жизни, не дождавшись всего пары недель до исторического научного открытия, скажет так:
– Мы и так уже многое потеряли. Работа – это всё, что у нас осталось. Пожалуйста, сохрани её для нас.
По толпе прокатится еле слышный стон.
Их коллега откинет назад свои жирные волосы и скажет:
– Всё это время вы не обращали на меня никакого внимания, и я стану вашим директором лишь в том случае, если так оно и останется.
Толпа восторженно зааплодирует.
В следующем месяце их дела пойдут в гору, и ни один из работников так и не узнает, что их новоиспечённому боссу в студенческие годы всё-таки один раз перепало. И хорошо, что только один, иначе ему бы мозгов не хватило промолчать об этом.

Один хулиган зайдёт утром в свой класс, и поймёт, что произошла внезапная смена власти. Очкарик-заучка с первой парты, над которым раньше было так легко и здорово издеваться, приобретёт неожиданный авторитет среди одноклассников.
Девочки, ещё месяц назад так сильно восхищавшиеся хулиганом, скажут очкарику:
– Ты такой умный. Расскажи нам ещё что-то.
Он ответит:
– Пелликула – это наружный слой цитоплазмы под плазматической мембраной клеток многих простейших. Таких, как инфузория-туфелька, например.
Девочки ахнут.
Хулиган бросит рюкзак на свою парту.
– И что же в этом такого интересного? – рявкнет он.
Заучка поправит очки, слегка ухмыльнётся и скажет:
– Я бы с удовольствием объяснил тебе. Но теперь знаю, что ты мой ответ не поймёшь.
Хулиган взглянет на девочек и поймёт, что они больше не на его стороне. Он нервно сожмёт губы и промолчит, оставив внутри себя комок печали и злобы.
Он подумает: “Слава богу, это последний год в школе”.
Он подумает: “В институте я смогу всё исправить”.
Ещё он подумает: “Но разве могу я что-то исправить? Разве есть путь назад?”.
После уроков он впервые за долгое время будет торопиться домой. Потому что там его поддержат.
Он нажмёт на дверной звонок, но ему никто не откроет.
Он нажмёт на звонок ещё раз. За дверью не будет ни звука.
Он достанет из рюкзака ключи и откроет замок.
Он переступит порог и увидит самого близкого человека – свою маму. По какой-то причине её волосы будут сильно взъерошены. Одна из пуговиц на блузке будет расстёгнута.
И в квартире будет стоять странный тяжёлый запах.
– Что происходит? – неуверенно спросит старшеклассник.
Из спальни выйдет его отец. У него намного меньше волос, чем у мамы, но они тоже взъерошены.
Мама покраснеет и скажет:
– Ничего особенного.
Папа буркнет:
– Мы с твоей мамой работали на благо нашей семьи.
– То есть? – спросит хулиган. С его пальцев соскользнёт рюкзак и ударится о пол. Этот звук будет заглушён мыслями: “Я знаю ответ на этот вопрос, но я не хочу его понимать”.
Мама скажет:
– Понимаешь, дорогой, мы не планировали заводить ещё одного ребёнка.
Папа добавит:
– Но теперь мы понимаем, что должны.
Мама возьмёт своего сына за плечи, посмотрит в его глаза и прошепчет:
– У него ещё есть шанс.

Президент одного государства, достаточно влиятельного для того, чтобы оно обсуждалось за пределами своей территории, выступит с официальным заявлением. Вот что он скажет:
– Вам хорошо известно, что вся моя семья работала и продолжает работать на благо нашей страны. Мой отец был директором мебельной фабрики, его дело продолжает мой сын, которым я очень горжусь. Их стулья, диваны и шкафы пользуются невероятным спросом как у нас, так и за рубежом. Их компания предоставляет невероятно большое количество рабочих мест и никогда не задерживает зарплату. Однако, пришло время объяснить, почему мои родственники – директора фабрик, а я смог стать президентом целой страны?
Он склонит брови и изобразит напряжённое, сосредоточенное выражение лица. Он скажет:
– Мой сын биологически мне не родной. У меня не может быть ребёнка, потому что я никогда не начинал половую жизнь.
Большая часть населения страны не поверит ему, но вовремя подделанные анализы ДНК убедят их в правдивости его слов. Что поделаешь, вероятно, многие из них занимаются сексом.

Правительствам других стран повезёт меньше. В большинстве из них пройдут бунты и митинги. Спонтанный передел власти произойдёт не только в классе хулигана.
Впрочем, всё случится довольно быстро и никаких серьёзных столкновений не будет. Даже вышеупомянутый военный конфликт, который должен был остановиться благодаря переговорам, вскоре сам утихнет без каких-либо громких заявлений.
Самое странное то, что птицы почему-то начнут петь громче и красивее. По крайней мере, многие люди обратят на это внимание.
Они подумают: “Настали новые времена”.
Они подумают: “Это времена отчаяния, но человек, считавший отчаяние чем-то плохим, тоже мог ошибаться”.
Ещё они подумают: “Каждый имеет право на ошибку. И наша задача – сделать так, чтобы этим правом пользовались теперь как можно реже”.

Пройдёт время.
В том же зале, где нейробиологи три года назад сделали шокирующее заявление, пройдёт новая конференция. Её глава – девушка с длинными русыми волосами, сплетёнными в косу, – выйдет на сцену и осмотрит аудиторию.
Присутствующие будут молоды, красивы и радостны. Многим из них ещё не исполнится двадцати лет. Все они будут девственниками.
Глава конференции легонько ударит по микрофону, чтобы проверить звук, а затем начнёт:
– Мой отец был одним из тех, кто исследовал бета-липотрофины. Три года назад он стоял на этой сцене вместе со своей командой и понимал, что сейчас огласит новость, которая здорово всех удивит. Чего он не понимал, так это того, насколько масштабно она повлияет на наш мир.
Она смущённо улыбнётся и добавит:
– Учитывая то, что я существую, вы, конечно, понимаете, почему он не мог этого предугадать.
По залу пробежит волна стеснительных смешков, и она продолжит:
– Мы хорошо поработали, друзья. Мы наконец научились лечить все болезни. Мы избавились от экологических проблем. Мы улучшили климатические условия во многих проблемных уголках планеты. Конечно, самое главное то, что мы наконец избавились от дикарских повадок наших предков и нашли лёгкий способ продолжения рода без физического контакта. Мы, новое поколение землян, постарались на славу.
Зал зааплодирует. Глава конференции поймает себя на том, что непроизвольно косится на юношу, сидящего в самом правом кресле первого ряда. Она захочет узнать, внимательно ли он её слушает.
Она захочет поймать его взгляд. И когда у неё получится, она еле заметно улыбнётся.
Затем она скажет:
– У меня заготовлена длинная речь, но мне не терпится сказать всё как есть. Поэтому перейду к главному.
Она скажет:
– Мы с Парисом работаем в паре последние девять месяцев. Мы исследуем гипофиз и процесс выработки бета-липотрофина. Целью нашего исследования был поиск ответа на вопрос, можно ли искусственно ускорить процесс создания вирджинитасина и к каким последствиям это может привести.
Она скажет:
– Должна признаться, далеко мы не продвинулись. Однако, на прошлой неделе я задержалась допоздна и решила проверить одну гипотезу, которую ни с кем не обсуждала. Результат меня поразил, и сейчас я поделюсь им с вами.
Она почувствует комок в горле и нервно его сглотнёт. Она скажет:
– Единственный человек, с кем я поделилась, это мой отец. Услышав эту новость, он тут же отправился в турагентство, и они с мамой улетели на ближайший месяц куда-то к океану.
Она скажет:
– Вы же уже понимаете, что это за новость.
Она покажет слайды. На них будет много убедительных цифр и графиков.
Слайды поведают о том, что вирджинитасин улучшает интеллектуальные способности человека не лучше, чем эндорфин.
Слайды расскажут о том, что её отец, начавший половую жизнь в восемнадцать, вместе со своей командой, среди членов которой было немало девственников, ошибались.
Глава конференции воскликнет:
– Спасибо вам за эти три года!
Она звонко рассмеётся. Зал встретит её смех гробовым молчанием. Она скажет:
– Надеюсь, вы знаете, что с этим делать.
Она скажет:
– Надеюсь, ты знаешь, что с этим делать, Парис.
Она посмотрит в его глаза и добавит:
– Не уверена, правильно ли ты меня понял, но да, мои родители не дома сейчас.

Привет! Меня зовут Саша Козлов. Я пишу рассказы и работаю над созданием книги.
Если в вашем почтовом ящике не хватает уведомлений, то обязательно подпишитесь на мою email-рассылку. Смею сказать, что информация о новых постах будет появляться не так уж и часто. К тому же, вы в любой момент можете отписаться.
Но на этом плюсы не заканчиваются! Есть и много других, например, я не интернет-магазин, в котором вы когда-то что-то случайно купили. И не электронная квитанция от Uber. И даже не очередное уведомление от Facebook, которое вы забыли отключить.
К тому же, кто знает, может, вам даже понравится то, что я пишу. Тогда обязательно подписывайтесь. Как минимум, мне будет приятно.