Мы привыкли называть это любовью

М

Мы привыкли называть это любовью, но это всего лишь неизбежность.

Джеймс Чейзер коллекционировал стеклянные шары, обожал красное вино, имел проблемы со зрением и никогда не носил очки. Книжные полки его небольшой квартиры были забиты исторической литературой, а его кухню всегда украшала одна грязная тарелка, которую он мыл только перед едой, но никак не после.

Мелисса Силверфолл любила просыпаться одновременно с Солнцем, копила деньги на кругосветное путешествие и души своей не чаяла в музыке Яна Тьерсена. Она презирала сорокалетних мачо, ездящих на спортивных машинах с откидным верхом, а по вечерам выгуливала свою любимейшую немецкую овчарку.

Человек в красных туфлях должен был умереть, и его смерть была неизбежна с того момента, как он спустился в свой гараж, не обратив требуемого внимания на то, что после щелчка переключателя не появился свет, и кроме него в гараже оставалось двое действующих персонажей: кромешная тьма и прицел пистолета, направленный в его сердце.

Джеймс Чейзер каждое воскресенье выезжал на своём жёлтом “Рено” в магазин дядюшки Бена, чтобы закупить продукты на ближайшую неделю. Тем пятничным вечером он отправился в “Гринхоум” за бутылочкой белого полусухого.

Мелиссе Силверфолл был отвратителен жёлтый цвет, потому что он напоминал ей о кофтах её университетской лже-подруги Нэнси, с которой они так любили пропустить по паре шотов на уикенде. Тем же пятничным вечером она отправилась в “Гринхоум” за кормом для своей собаки, который она забыла купить заранее.

Человек в красных туфлях был достаточно сообразителен для того, чтобы понимать, что каждый день его жизни может быть последним. Именно поэтому он не боялся смерти. Предохранитель заряженного пистолета был достаточно ловок для того, чтобы рука, скрытая под чёрной перчаткой, щёлкнула по нему абсолютно беззвучно. Именно поэтому он готовился к убийству.

Джеймс Чейзер отдавал предпочтение серым, непримечательным цветам в одежде. Мелисса Силверфолл носила ярко-синие перчатки, которые совсем не подходили к её зелёному плащу. Их любовь была неизбежна с того момента, как они одновременно взялись за одну и ту же упаковку риса, – и та рухнула на землю, разорвавшись на сотни маленьких белых шариков. В их взглядах перемешались растерянность и злоба.

Человек в красных туфлях попытался вставить ключ в замок двери своего автомобиля ровно за секунду до того, как пуля покинула обойму пистолета. Кромешная темнота в гараже заставила ключ промахнуться мимо скважины и упасть вниз. Человек в красных туфлях наклонился, чтобы поднять его, и пуля прошла мимо его левого плеча, разбив боковое стекло машины. Осколки рассыпались вдоль холодного асфальта гаража.

Так прошёл месяц. Джеймс начинал каждое свое утро с мыслью о своём одиночестве. Мелисса страдала бессонницей. Они любили видеться в кафешке с непроизносимым названием – той, что стояла напротив её работы. Их разговоры были ни о чём и несли слишком много смысла. Бывали моменты, когда они вместе молчали, но это длилось слишком недолго – до первой фразы о том, что один из них торопится на другую встречу. Других встреч у них не было.
Они никогда не полюбят друг друга, но неизбежность сделает их счастливыми.

Человек в красных туфлях ещё не успел выразить весь испуг на своём лице, прежде чем вторая пуля покинула ствол пистолета. Девять миллиметров хладнокровной жестокости направлялись прямо в его грудь, и на этот раз промаха не могло последовать.
Он тратил немыслимые деньги на страховку своего имущества: дома, машины, виллы и белоснежной яхты, но неизбежность решила погубить именно его.

Мелисса медленно тянется к его телу. Пуля разрезает пространство, проносясь с очаровывающей скоростью.
Джеймс осторожно берёт её за руку. Пуля касается меха его дорогой куртки.
Их губы соприкасаются. Убийца покидает гараж. Он не видит, как по асфальту растекается чёрная кровь человека в красных туфлях.

Проходит время, прежде чем Мелисса узнаёт, что у “Рено” его парня откидывается верх, и понимает, что не любит стеклянные шары.
Столько же времени требуется Джеймсу, чтобы разочароваться во вкусах своей девушке и поссориться с её собакой.
Их отношения были неизбежны, настолько же неизбежным было их расставание.
Они молча улыбаются, в последний раз держась за руки.

Проходит время, прежде чем человек в красных туфлях поднимается с земли и достаёт из внутреннего кармана куртки титановый портсигар. Убийца не видел, как по асфальту растекалась кровь, потому что её и не было.
Рикошет.

4.04.2009


Мы привыкли называть это любовью, но это всего лишь одиночество.

Джеймс Чейзер кушал посоленные лимоны, когда вдруг вспомнил о том, что прошло ровно три месяца с момента их расставания. С тех пор он поменял свой кадиллак на маленький Фольксваген чёрного цвета, а его коллекция стеклянных шаров пополнилась на четырнадцать экземпляров. Кроме того он перестал пить вино и установил направление своих мыслей в сторону затворничества. Каждое его утро – попытка доказать себе, что так жить больше нельзя. Каждый вечер – старание убедиться, что по-другому и не получится.

Мелисса Сильверфолл уже четыре дня носила чёрную одежду, когда календарь указал ей на то, что три месяца никто не прикасался к её телу. Виной трауру была гибель любимой собаки. Данное обстоятельство заставило её хорошо поразмыслить на тему того, чего она боится больше: смерти или одиночества в старости, которого у её собаки не было. Без поиска лишней логики можно смело заявить, что именно страх одиночества послужил причиной её звонка Джеймсу. Но у него было занято.

Джеймс Чейзер не подозревал, что причина, по которой на другом конце телефонного провода раздавались короткие гудки, была в том, что они с Мелиссой позвонили друг другу одновременно. Несколько минут он потратил на то, чтобы набраться смелости позвонить ей ещё раз, и на этот раз она ответила.

Мне так одиноко.
– Мелисса, так давно тебя не слышал. Как ты поживаешь?
Мне тоже одиноко.
– Вполне нормально. Не думала, что ты позвонишь.
Мне не с кем поделиться жизнью.
– Мы так давно не общались. Может встретимся?
Конечно, разумеется, как здорово, что ты позвонил мне.
– Я не против. Давай завтра вечером в нашем кафе?
Хорошо. Мне просто кто-нибудь нужен.
– Хорошо. Знаешь, Мелисса, мне тебя не хватает.
Всё равно мне уже нечего терять.
– Тогда давай сейчас. Приезжай ко мне.

Джеймс Чейзер и Мелисса Сильверфолл, встретившись друг с другом, сразу признались в своих чувствах. В тех чувствах, о которых они думали, но не в тех, которые испытывали. Виной тому была не попытка солгать себе, отнюдь, – они сделали это полностью инстинктивно.
Инстинкты Джеймса Чейзера и Мелиссы Сильверфолл заставляют их вдыхать воздух, употреблять пищу, ложиться спать по ночам и не терпеть одиночество.
Через три дня они начали жить в одной квартире.

Так прошло семь лет.
Мелисса Сильверфолл больше не горюет о смерти своей собаки, – теперь у неё есть двое детей Джим и Лизи. Джеймс Чейзер поменял свой Фольксваген на семейный Форд, а его коллекция стеклянных шаров запакована в ящики и лежит в подвале, – чтобы дети её случайно не повредили.
Их семейное счастье – в том, что им хватает того, что у них есть.
Их личное счастье – в том же.
Если им чего-то не хватает, то они закрывают на это глаза. Инстинктивно.

Маленький Джим в этом году идёт в школу. Мелисса хочет отдать его в гуманитарный лицей, а Джеймс настаивает на химико-биологическом училище. Они спорят друг с другом вот уже целую вечность. В связи с повышенной импульсивностью Мелиссы начинает биться посуда, и одна из тарелок бьёт Джеймса в ухо.
Джеймс кричит, что так не может больше продолжаться, что в этой семье он не чувствует себя личностью. Мелисса отвечает, что он ей никогда и не был. Джим наблюдает за ними. Лизи плачет.

Мне очень страшно, и я не знаю, что будет дальше.
– Я ухожу, Мелисса.
Мы слишком долго и старательно убегали от одиночества.
– Мне надоело это всё.
Одиночества, которого так сильно боится каждый из нас.
– Мне надо побыть одному.

Джеймс Чейзер впервые в своей жизни надевает нелепые красные туфли, которые Мелисса подарила ему ещё пять лет назад на годовщину, и выходит в подземный гараж.

26.07.2010

Привет! Меня зовут Саша Козлов. Я пишу рассказы и работаю над созданием книги.
Если в вашем почтовом ящике не хватает уведомлений, то обязательно подпишитесь на мою email-рассылку. Смею сказать, что информация о новых постах будет появляться не так уж и часто. К тому же, вы в любой момент можете отписаться.
Но на этом плюсы не заканчиваются! Есть и много других, например, я не интернет-магазин, в котором вы когда-то что-то случайно купили. И не электронная квитанция от Uber. И даже не очередное уведомление от Facebook, которое вы забыли отключить.
К тому же, кто знает, может, вам даже понравится то, что я пишу. Тогда обязательно подписывайтесь. Как минимум, мне будет приятно.