Скорпионы

С

Дальше будет лучше.

Эту фразу говорил мне ещё дед.

Её повторяла моя мама.

В конечном итоге фраза привязалась ко мне, а потом её начала говорить и ты. Помню, ты сказала, что она звучит куда оригинальнее, чем «всё будет хорошо», к тому же, несёт больше смысла. Ведь непонятно, когда именно всё будет хорошо.

И я согласился. Я вообще во многом с тобой соглашался, причём не потому что я мягкотелый, или мои чувства к тебе заставили меня под тебя подстраиваться, нет. Просто в нас было слишком много общего для того, чтобы спорить.

А затем тебя не стало. Ты переходила дорогу с опущенными глазами, не обращая внимание на светофор, и через какое-то мгновение просто исчезла.

И сейчас мне всё чаще приходится повторять себе, что дальше будет лучше. Чтобы выдержать.

Мы познакомились нечаянно, помнишь? Я возвращался домой, пробираясь сквозь угрюмость городской суматохи, и неожиданно увидел тебя. Ты сияла. Не улыбалась, а именно сияла: улыбку отображали не только губы, но и глаза, брови, даже походка. Внезапно хлынул летний дождь, и ты промокла до нитки, пока бежала до ближайшего навеса. Ты дрожала, обнимая себя за плечи, но твоё лицо продолжало излучать радость. В другой ситуации я бы никогда не осмелился подойти к такой девушке, как ты (уже позже я узнал, что таких, как ты просто не бывает), но что-то стукнуло мне в голову, и я решился подойти и молча накинуть на твои плечи ветровку. Ты нисколько не испугалась, наоборот – начала сиять ещё больше. Ты сказала «спасибо», а я спросил, как тебя зовут. Либера, ответила ты. Что означает «свобода» на латыни. И некоторое время я действительно верил в твою независимость.

А потом пришёл он.

Я не сразу понял, что ты к нему испытываешь, первое время меня больше волновало то, что испытываю я к тебе. Сначала мне показалось, что он – кто-то из твоих прошлых, и то, что между вами происходит – странный намёк на дружбу. Если верить твоим словам, то так оно и было, а я им не верить просто не мог, потому что не знал в этом мире ничего более честного и справедливого. 

Как-то раз мы общались на балконе твоей квартиры, и ты положила голову мне на плечо. Меня это несколько удивило, и я, наверное, покраснел. Если бы ты это заметила, то обязательно рассмеялась бы. По-доброму, конечно, – по-другому ты просто не умела. Я спросил, чувствуешь ли ты ко мне то, что чувствую я. А ты молча улыбнулась, помнишь? И прежде, чем я успел прервать тишину, зазвонил телефон.

А потом пришёл он.

Время летело, и с каждой минутой росла моя решительность. Однажды я позвонил тебе и сказал, что нам надо встретиться прямо сейчас. Ты немного растерялась, но дала согласие. Через некоторое время мы сидели на лавочке под плакучей ивой, и я держал тебя за руку. Решив не осквернять святость наших отношений тремя самыми важными словами, я сказал, что ты мне нравишься. Подготовленный монолог, длина которого должна была составлять около трёх минут, был прерван твоим поцелуем где-то к десятой секунде. Ты недолго раздумывала, стоит ли кидаться в мои объятия, и в тот момент я был самым счастливым человеком в мире.

Слепой дурак, тогда я не заметил, что те объятия для тебя были не столько желанными, сколько спасительными.

Следующие три дня мы провели вместе.

А потом пришёл он.

И после вашей встречи ты вдруг переменилась. Подобное я заметил не впервые, но именно тогда я придал этому значение. Хотя бы потому что ты не сияла. И ещё отводила глаза, когда наши взгляды пересекались. Когда я в третий раз спросил, что случилось, ты сказала, что мне стоит уйти. Сейчас я нисколько не обижаюсь на тебя за это, но тогда меня это жутко рассердило, и уходя я хлопнул дверью. Дальше будет лучше, сказал я себе.

А потом пришёл он.

Спускаясь по лестнице, я увидел обычного парня с обычной фигурой и обычным лицом. Каким-то образом, я догадался, что это был он, и позже ты подтвердила мои предположения. Пытаясь объяснить мне, чем же он так тебя зацепил, ты сказала, что в нём есть что-то особенное.

Я не раз спрашивал у тебя, что именно, но ты не давала мне чёткого ответа. Ты сказала, что сама этого не знаешь, но как только узнаешь, то обязательно мне объяснишь. Этот вопрос остаётся для меня загадкой и по сей момент, точно так же, как и твоё нынешнее место пребывания. 

Одно я знаю точно: он виновен в твоём исчезновении.

Ты позвонила мне через неделю. Помнишь, как я волновался, выясняя причину твоего звонка? И как я просил тебя не извиняться, говоря, что всё понимаю? Потом ты приехала ко мне, и мы молча обнимались (ты положила голову на моё плечо, и я вслушивался в каждую ноту твоего дыхания) минуты три, не меньше. Ты сказала «Всё будет хорошо», а я ответил «Да, и дальше будет лучше». Ты улыбнулась мне так, как давно уже не улыбалась. Ты вновь сияла. В тот момент я осознал, что не смогу пережить ещё одно наше расставание. 

Следующим вечером ты сказала, что нам надо поговорить. Мы сели с тобой вдвоём за кухонный стол, и ты начала рассказывать мне о нём. История выдалась нисколько не примечательной: вы познакомились ещё на первом курсе, через какое-то время он начал тебе нравится, а затем ты добилась наконец его внимания.

Понимаешь, говорила ты, я до сих пор не могу понять, что же мне в нём так понравилось. Вполне обычный парень, разве что язык у него чуть лучше подвешен, чем у некоторых других. Мне всегда было интересно с ним общаться. Когда я начала недвузначно намекать на своё отношение к нему, то он стал за мной ухаживать, но длительное время у нас так ничего и не было. Через время я поняла, что влюбилась, а ещё через время мне всё это надоело. Слишком непонятным стало то, почему он не старается развивать наши отношения.

И тогда я вдруг поняла, говорила ты, что всё это время, все эти два года, которые я потратила на ожидание его признания, он просто не собирался ничего начинать. И ещё я поняла, что я полностью зависима от него.

Понимаю. Он держал тебя на расстоянии, слишком далёком для того, чтобы вы были близки, и слишком близким для того, чтобы ты могла уйти далеко.

Он держал меня на привязи, говорила ты.

И держит по сей момент, подумал тогда я, раз уж ты до сих пор о нём думаешь. И не ошибся. К сожалению.

Возможно ты пропала, потому что решила так избежать его влияния? Чтобы доказать всем свою независимость? Либера, ты выбрала не лучший метод.

Так продолжалось очень долго. Твоя жизнь текла спокойно, до тех пор пока не возвращался он, чтобы просто напомнить о своём существовании. Чтобы не увеличивать дистанцию между вами. И каждое его возвращение вызывало новый всплеск твоих чувств. 

И ты не раз мне говорила, что я тебе очень помогаю бороться с ними. 

Я тебя всегда понимал, Либи, понимаю и сейчас. Чувства – это штука, которую довольно сложно контролировать.

Да, у нас всё было хорошо, но после каждого вечера, когда он звонил (а такое было приблизительно раз в месяц) ты дня два-три ходила сама не своя. И старалась избегать моих объятий. Потому что боялась, что я почувствую холод.

В такие дни меня окутывало непонятное чувство, описание которому подобрать у меня не получается. Тогда я называл его холодом. Но теперь понимаю, что холод – это то, что сейчас. Но ведь дальше будет лучше, повторяю я себе.

Мы прожили вместе больше года, он напоминал о себе всё реже, названивая из городов, где путешествовал, но потом…

Потом он пришёл.

Меня тогда не было дома, я поехал на работу, и всё, что произошло дальше, я знаю из твоего рыдающего монолога, сказанного мне по телефону за полчаса до твоего исчезновения. Он пришёл к нам домой с шикарным букетом цветов, встал перед тобой на колени и сказал слова, которые ты ждала много лет. Которые тебе уже не были нужны, потому что появился я. Но его зелёные глаза, и его манера говорить как ни в чём не бывало, заставили забыть обо мне.

Эту историю ты рассказывала мне по телефону дрожащим голосом, срываясь на плач, вставляя через каждые два слова «извини», а я отвечал тебе, что не стоит переживать. Я был зол и понимал развитие ситуации в нашей квартире, но я не мог на тебя обижаться. Всё время наших отношений я знал, что рано или поздно это случится.

Мы договорились встретиться. На лавочке под плакучей ивой. Там, где впервые поцеловались. Я очень волновался за тебя, понимая, в каком ты находилась тогда состоянии.

Внезапно я увидел тебя на другой стороне улицы. Ты шла опустив голову, но я видел, насколько бледна твоя кожа. Более того, с расстояния метров в тридцать я наблюдал за тем, как тебя трясёт. Но главное: в тебе тогда не было ничего сияющего. И когда я встал, чтобы пойти тебе навстречу, ты стала переходить дорогу на красный свет.

Понимаю, Либи, ты была тогда не совсем в адекватном состоянии, шла и не видела, что происходит вокруг, но пожалуйста, никогда не переходи больше дорогу на красный. 

Это может привести к аварии, которой, слава богу, не произошло. Всё случилось как-то по-другому: на тебя нёсся здоровенный грузовик, но прежде чем он коснулся тебя передним бампером, ты просто исчезла. Испарилась.

И вот уже сорок дней я жду твоего возвращения.

Через несколько дней после нашей несостоявшейся встречи я попал на очень странное мероприятие. Не поверишь, вокруг меня стояло очень много людей, большинство из которых были одеты в чёрное. Ещё там был мужчина в рясе, наверное, священник, который что-то говорил, но я его не слышал. Не слышал, потому что моё внимание было приковано к большой деревянной коробке, причём на неё смотрел не только я, но и все остальные. Не знаю, по какой причине, но я почему-то почувствовал, что эта коробка как-то связана с тобой, и всё это мероприятие поможет мне разобраться, куда ты пропала. 

Там было ещё три человека. Они выделялись тем, что были одеты в странную серую униформу. Двое из них держали эту самую коробку, подвешенную на верёвках, а третий командовал:

– Чуть левее!.. Теперь приподымите правый бок немного. Нет-нет, слишком сильно, опустите его. Таааак. Опускайте дальше. Приподымите заднюю часть. Опускайте.

Коробка опустилась на дно ямы, и тогда он сказал:

– Всё. Теперь всё хорошо.

Я помню, какое уважение вызвал у меня этот командующий. Он помог мне разобраться, когда же наступает этот момент. Момент «всё хорошо».

Я стоял так молча какое-то время, раздумывая на эту тему. И ещё говорил себе: «Дальше будет лучше».

А потом пришёл он.

Он поздоровался со мной, и начал говорить вещи, которые в дальнейшем послужили причиной моего появления в его квартире. Собственно, сейчас я нахожусь у него дома. Я держу в руках маленькой корзинку, накрытую белым полотенцем.

– Знаешь, я понимаю твои чувства к ней. И мне искренне жаль тебя. Сочувствую, – вспоминаю я его слова. И вырезаю ножом в его коврике при входе, о который он вытирает ноги, аккуратный круг диаметром около двадцати пяти сантиметров.

– Извини, что так вышло. Не знал, что у неё крыша поедет, – вспоминаю я бесчувственность его интонации. И кладу в образовавшуюся дырку в коврике разложенный капкан.

– Я просто хотел, чтобы у меня постоянно был запасной вариант. И вот к чему это привело, – вспоминаю я то, с какой лёгкостью он обсуждал твоё исчезновение. И накрываю капкан вырезанным куском ковра так, чтобы он не был заметен.

Он похлопал меня по плечу и ушёл.

Не уверен, Либи, что ты поддержишь мой выбор, но я решил, что ему тоже лучше исчезнуть. Но не так, как тебе, а по-настоящему.

Пока тебя нету, я многое понял, и во многом развил себя. Например, я разобрался, когда приходит момент «всё будет хорошо». И обязательно расскажу тебе об этом при встрече. Но понять, как человек может быть всего лишь запасным вариантом для того, кого он любит, я не могу до сих пор.

Пропав без вести не попрощавшись, ты несомненно доказала мне свою любовь к свободе, Либера. Но я, нисколько на тебя не обижаясь, считаю, что ты поступила некрасиво.

И ещё одно. Пожалуйста, возвращайся скорее. Я не могу уже ждать. Я ведь так и не сказал тебе, что я люблю тебя. 

Я знаю, ты вернёшься.

Дальше будет лучше.

Выходя из его квартиры, я толкаю ногой корзинку, накрытую белым полотенцем, она переворачивается, и из неё сыпятся небольшие чёрные создания, которые мгновенно прячутся в тени неосвещённой комнаты. Закрываю дверь и ухожу. Смотреть на нашу плакучую иву.

А потом приходит он.

04.11.2010

Привет! Меня зовут Саша Козлов. Я пишу рассказы и работаю над созданием книги.
Если в вашем почтовом ящике не хватает уведомлений, то обязательно подпишитесь на мою email-рассылку. Смею сказать, что информация о новых постах будет появляться не так уж и часто. К тому же, вы в любой момент можете отписаться.
Но на этом плюсы не заканчиваются! Есть и много других, например, я не интернет-магазин, в котором вы когда-то что-то случайно купили. И не электронная квитанция от Uber. И даже не очередное уведомление от Facebook, которое вы забыли отключить.
К тому же, кто знает, может, вам даже понравится то, что я пишу. Тогда обязательно подписывайтесь. Как минимум, мне будет приятно.