Шедевр

Ш

Мы встречаемся среди улиц шумного города, подобные чувства переполняют меня впервые, ты так красива, моя жизнь с тобой будет в разы ярче и прекраснее, мы знакомимся, а позже идём в ресторан, твоя улыбка сводит меня с ума, я боюсь к тебе прикасаться, боюсь говорить что-либо, а вдруг я скажу что-то не так, порой ты смотришь на меня слишком снисходительно, но твои глаза, твои глаза – вот ради чего мне стоит жить, так стартует наша история.
Он записывает.
К третьему свиданию я осмеливаюсь признаться тебе в своих чувствах, ты холодно качаешь головой, я прослушиваю твоё предложение остаться друзьями, мой мир становится пустым, мои руки, они так мёрзнут, прости меня, но моё сердце занято, это твои слова, и твоя глупая улыбка, и твой равнодушный взгляд, они войдут в историю моей жизни навечно, каждая клеточка моего тела не испытывает желания жить в этом мире, но я нахожу силы, чтобы верить в себя.
Я страдаю. Он записывает.

Проходит полгода моих душевных истязаний, наша десятая встреча начинается с твоего расставания с парнем, и моего сопереживания, и моей радости, мой шанс перед моим носом, я настолько смел, что обнимаю тебя, и твоё тело подаётся мне навстречу, твои слёзы, своей нежностью я заставляю их засохнуть, ты признаёшься в своей глупости и слепоте, как банально, тебе снова попался не тот парень, я защищу тебя от всех жизненных невзгод, наши губы соединяются в единстве аккуратного поцелуя, по моей щеке течёт одинокая слеза.
Я счастлив. Он записывает.
Завтра ты говоришь, какую же ошибку совершила из-за своей слабости, между нами ничего не может быть, хотя возможно будет, но позже, а сейчас тебе надо отдохнуть от прошлых отношений, и я обязан ждать, продолжать ждать, я так люблю тебя, и твоё дыхание рядом со мной не слишком стабильно, но я всё ещё не могу найти огонёк в твоих глазах, а ведь в моих уже горит целый город.
Я страдаю. Он записывает.
Ещё неделя, и ты просишь, чтобы я помог тебе с ремонтом, я кладу плитку целый день, во мне нет злости и мыслей о твоих деньгах, их бы хватило на ремонтную бригаду, ты делаешь мне кофе, ты волнуешься, не устал ли я, дорогая, я готов делать ради тебя всё, что ты скажешь, так я стал рабом своих чувств, своих желаний, твоим рабом, и ты предлагаешь остаться на ночь, я лежу на кушетке, но мои глаза не могут сомкнуться всю ночь, я всё время представляю, как под одеялом поднимается и опускается твоя грудь, когда ты спишь, и как красива твоя кожа в лунном свете, утром ты улыбаешься и говоришь, что бы ты без меня делала.
Я счастлив. Я страдаю. Он записывает.
Проходит месяц, я начинаю хотеть о тебе забыть, но ты вновь меня целуешь, на этот раз особых причин нет, просто влечение, вновь приглашаешь меня к себе, плитка на кухне лежит уже давно, мы ложимся на кровать, ты кладёшь руку на мою щеку, сколько счастья мне приносит это касание, ты целуешь меня, ты прижимаешься ко мне, ты начинаешь стягивать с меня рубашку, ты останавливаешься, мир переворачивается, ты говоришь, нам нельзя этого делать, говоришь, тебя так тянет ко мне, но ты вынуждена сдерживать себя, говоришь, мы же друзья, говоришь, нам нельзя разрушать то, что у нас есть, а я в ответ шепчу, я люблю тебя, шепчу, я так люблю тебя, милая, шепчу, весь мой мир – это ты, шепчу, я не могу с тобой просто дружить, шепчу, мир так сер без твоих глаз, ты прогоняешь меня, говоришь, нам не стоит больше видеться, и я ухожу, ухожу с мыслями о высчитывании количества шагов между любовью и ненавистью, а ведь твои глаза такие серые.
Я страдаю. Он записывает.
Позже вечером ты звонишь, чтобы извиняться и рассуждать о жизненной несправедливости, твой голос очарователен по телефону, в тебе нет ничего неидеального, ты говоришь, что тебе надо уехать на неделю, и тебе нужна помощь по работе, ты даже не скажешь, куда ты, я не могу отказать, я помогаю тебе, ты возвращаешься и вновь говоришь, как сложно тебе было бы без меня, но твои губы так далеки от моих, обманщица, ты играешь со мной, чувства переполняют меня, а я не пытаюсь с ними бороться.
Ты эксплуатируешь. Он записывает.
В марте я слушаю слёзы о твоём одиночестве, апрель нужен, чтобы помочь тебе переставить шкаф, далее май, и тебе просто нужно одолжить небольшую сумму, хотя мне сомнительно её возвращение, я часто готовлю тебе ужин, радую маленькими сувенирами, и мой подарок на твой день рождения был самым большим, но ты обнимала другого, в конце концов моего терпения не хватает.
Ты эксплуатируешь. Я страдаю. Он записывает.
Моего терпения не хватает, и я решаю поставить тебя перед выбором, ты так мило улыбаешься мне, и я представляю, что сейчас ты кинешься мне в объятия, но вместо этого ты называешь меня дураком.
Он записывает.
Ты всех мужчин называешь дураками, говоришь, что они нужны только для того, чтобы женщины могли ими руководить.
Он записывает.
Ты знала о моих чувствах с моего первого пойманного тобой взгляда, и каждую минуту нашего общения тратила на то, чтобы усилить их.
Он записывает.
Тебе противны мои ласки, и тебе никогда не приходилось сдерживать себя, чтобы не поцеловать меня, и ещё я дурак.
Он записывает.
Ты говоришь, что благодарна мне за всю мою помощь, но теперь мы точно не будем общаться, увы, ты нашла себе настоящего мужчину, вы уезжаете, куда-то в Скандинавию, ты не хочешь говорить куда именно.
Он записывает.
Ты говоришь, что моя жизнь без тебя не стоит на гроша, так сильно я люблю тебя, так сильно я на тебе помешен, да, ты права, и я сейчас ненавижу себя ещё больше, чем тебя.
Он записывает.
Пока я понимаю, как просто ты вторглась в мою жизнь, он записывает.
Пока я понимаю, как просто ты разбила её, он записывает.
Моя жизнь – твой шедевр.
Моему сердцу больно, краски покинули эту реальность, воздух, попадающий в лёгкие, вызывает отвращение, я не могу найти себе место, мои щёки всё время мокрые, я разбит вдребезги, вдребезги моя жизнь, вдребезги всё; глава, описывающая это состояние, заставит читателя плакать.

Прошло время. Он записал.
Твой настоящий мужчина изменил тебе с настоящей женщиной, ты ему больше не нужна, возвращайся домой, теперь всё по-другому.
Он отредактировал.
Ты приходишь ко мне и снова плачешься в мою жилетку.
Он написал эпилог.
Ты говоришь, что хочешь остаться со мной.
Он опубликовался.
Ты говоришь, что была такой дурой.
Он прославился.
Я качаю головой, говорю, ты не была дурой никогда, говорю, ты была умной, иначе я не любил бы тебя, говорю, ты и сейчас ведёшь себя умно, а ты в ответ, любил, спрашиваешь, то есть всё прошло, спрашиваешь, как же так, удивляешься.
Я говорю, есть один способ забыть про девушку, улыбаюсь, для этого, говорю, надо написать про неё книгу, говорю, пока я страдал с тобой, говорю, он писал книгу.
Кто такой он, спрашиваешь ты.
Он – это я, говорю, ты влюбила в себя меня, но не его, ему ты дала лишь стимул писать, и мы с ним теперь знамениты, книга прославилась, спасибо, ты породила во мне чувства, которые я смог описать так, чтобы это понравилось читателям.
То есть ты меня использовал, спрашиваешь ты.
Извини, говорю, я искал музу.
Это такая месть.
Твоя жизнь – мой шедевр.
Мы, я и ты, наши жизни – моя и твоя, – идеалы творчества современности.
Мы шедевры.

08.04.2010

Привет! Меня зовут Саша Козлов. Я пишу рассказы и работаю над созданием книги.
Если в вашем почтовом ящике не хватает уведомлений, то обязательно подпишитесь на мою email-рассылку. Смею сказать, что информация о новых постах будет появляться не так уж и часто. К тому же, вы в любой момент можете отписаться.
Но на этом плюсы не заканчиваются! Есть и много других, например, я не интернет-магазин, в котором вы когда-то что-то случайно купили. И не электронная квитанция от Uber. И даже не очередное уведомление от Facebook, которое вы забыли отключить.
К тому же, кто знает, может, вам даже понравится то, что я пишу. Тогда обязательно подписывайтесь. Как минимум, мне будет приятно.